Подводная история Черноморска: гибель конвоя Сулина–Очаков у мыса Бугов в 1941 году. Часть 2

В связи с переименованием нашего города, еще более актуальным стало изучение и пропагандирование морской тематики как в экономике, так и в истории Черноморска. Одной из таких тем является подводная археология, ряд объектов которой найден дайверами у наших берегов. Особое место среди них принадлежит останкам венгерского судна и двух румынских торпедных катеров, которым посвящена эта статья.

Продолжеие. Начало здесь.

Рис. 1 Спуск УнгвараИтак, обстоятельства гибели сразу трех судов в районе Ильичевки в 1941 году ясны, а их характеристики известны. Теперь перейдем к описанию их подводных останков, но для начала установим авторов открытия места крушения «Унгвара». Не исключено, что первыми на месте катастрофы побывали в1977-1978 годахчлены николаевского клуба«Садко»,когда один из ихаквалангистов увидел на дне в районе мыса Бугов торпедный катер, но не смог осмотреть его из-за недостатка воздуха в баллонах.

Около 10 лет назад на сайте wreck.ru была размещена такая информация:  

«Координаты гибели – 46°17'N 30°43'E и 46°16'5"N 30°49'E. Водолазное обследование не проводилось. С помощью гидролокации по этим двум координатам объект не обнаружен. Единственный объект, похожий на «Ungvar» по размерам, находится в точке 46°14'N 30°39'E, то есть, удален от первых координат на 5,6 км, а от вторых – на 12 км. Глубина 16 метров, возвышение над грунтом 8,5 метра».

Эти данные повторены в книге А.В. Елкина «WRECK. Черноморские катастрофы» (Тольятти, 2008. – С. 33), но, как вскоре выяснилось, описанный объект не имеет отношения к «Унгвару».

В 2009 году автор единственной специальной статьи по теме Игорь Алексеев заявил, что еще в 2004 году Павел Куценко рассказал ему о катере, лежащем на траверзе входа в порт Ильичевск, но, на мой взгляд, это не могли быть искомые торпедные катера, так как они лежат намного южнее. Оба объекта выявили в 2007 году члены черноморской общественной организации «Прикордонник» (руководитель – Валентин Владыченко), причем тогда артефакты (вплоть до столовых приборов с гербом румынского флота) были нетронутыми. Владлен Тобак из одесской «Лаборатории подводных технологий» проблемой первенства не озадачивался, но он является автором «Отчёта по экспедиционной работе в акватории траверза Ильичёвск – Санжейка», написанном в 2008 году. Приведу сокращенные выдержки из него:

Рис. 6 Торп. катер в Румын«Мощность взрыва была такова, что на грунте образовалась воронка, заполненная илом. Диаметр взрывной воронки около 160 м. Координаты эпицентра взрыва «Ungvar» (центра воронки): 46:15N 30:40E.Несколько крупных частей транспорта (размерами 10-15 метров) лежат по краям воронки и немного за её пределами. На некоторых частях сохранились иллюминаторы и угадываются конструкции крупного судна. Более мелкие части корпуса весом до 100 кг и сдавленные взрывом бочки находятся на удалении от 15 до 100 и более метров от края воронки. Разлёт мелких деталей сфокусирован в сторону торпедного катера, который перевёрнут вверх килем (№1).Близкое расположение катеров сопровождения к эпицентру взрыва не вызывает сомнений в причине их гибели, как и тот факт, что катер №1, расположенный в 50 м от края воронки, имеет большие повреждения.

Катер №1 находится в координатах: 46: 15. N 30: 40. 52 E, ориентирован носом по направлению 63 градуса от истинного курса (по направлению к взрывной воронке) и лежит на глубине 17,5 м. Корпус переломан по килевому брусу, борта продавлены торпедными аппаратами вовнутрь. Правый борт проломлен торпедным аппаратом до днища. Обе торпеды находятся в аппаратах. Выступание над грунтом примерно 1,5 м. Наиболее высокой является винторулевая группа с 3 винтами и 2 рулями.У этого катера полностью вытравлена якорная цепь, якорь системы «плуг» (на ощупь) находится в грунте в держащем положении, что говорит о нахождении корабля на якоре в момент взрыва.  

Катер №2 (на ровном киле) находится на расстоянии 140 м от края воронки.Координаты: 46: 15 N 30: 40 E. Объект ориентирован носовой частью по направлению истинного курса –41 градус (кормовой частью к взрывной воронке), лежит на глубине 18,5 метров.Корпус сохранился, не считая повреждения кормовой части, надстройка же разрушена полностью. Наиболее выступающим элементом конструкции являются торпедный аппарат левого борта (высота над грунтом 1,7 м).Этот аппарат пуст, торпеда из него находится в кормовой части по левому борту. Торпедный аппарат правого борта снаряжён. Характер разрушения кормовой части и место расположения выпавшей из торпедного аппарата торпеды говорит о том, что судно погружалось с дифферентом на корму. В кормовой части находятся на своих местах 4 глубинные бомбы (по две по каждому борту). На расстоянии 15-20 м по правому борту найдена оторванная взрывом счетверённая зенитная установка «Vickers» калибра 7,69 мм и две опоры (типа бочки) под такие установки, а также найдена пятая глубинная бомба. Зенитная установка была погружена в ил (впоследствии поднята, после согласования с Департаментом подводного наследия). Позднее была найдена и поднята вторая зенитная установка, которая находилась под слоем грунта.

На месте гибели катера №2 найдена табличка с двигателя (заводской № 315), с именами его изготовителя «Isotta Fraschini» и заказчика «Vosper LTD». Многими дайверами в разное время с этого объекта поднято большое количество фаянсовой посуды и различных деталей с клеймом England.Расстояние между катерами №1 и №2 – 370 м.

Также, в эпицентре взрыва найдено несколько сохранившихся авиабомб, а за пределами воронки обнаружено несколько минных якорей и одна мина на мин-репе (лежит на грунте).

Следует отметить, что с момента начала работ катер №2 значительно пострадал от несанкционированных деятельности команд неизвестных дайверов: пропал основной телеграф на мостике, несколько сирен, воздуховодов и много мелких деталей. Отмечены вмешательства в конструкцию настила верхней палубы, с целью добраться до содержимого помещений (divingwreck.com)».


К этому добавим, что Игорь Алексеев привел достаточно доказательств для сопоставления катера №1 с «Viforul», а №2 – с «Vijelia». Таким образом, остатки кораблей и грузов, которые находятся в 5 км к востоку от берега на траверзе южной окраины села Новое Бугово и примерно в 3,2 - 3,5 км к югу-востоку от мыса Бугов, без сомнения принадлежат конвою, подорвавшемуся на советских плавающих минах 9 ноября 1941 года. Поскольку точно известно, что погибшие остались на тонущих кораблях, это место однозначно имеет статус подводной братской могилы.

Несмотря на то, что после 2008 года охрану останков трагедии взяла на себя общественная организация «Прикордонник», которая проводит подводные исследования только по соответствующим разрешениям и «Открытым листам» Института археологии НАН Украины, полностью оградить их от грабителей, к сожалению, не удалось. Более того, с катера «Viforul», сняли все трибронзовых винта и на него же высыпали грунт из грунто-отвозной баржи при проведении дноуглубительных работ. Чтобы избежать подобных случаев в дальнейшем, в настоящее время ведутся переговоры сГосударственной пограничной службой Украины о включении этого и других объектов в районе Черноморска в состав охраняемых.

Рис. 4 Румын. торпедникиОсобо следует сказать об исследованиях «Лаборатории подводных технологий» 2008 года. В принципе они были проведены на достаточно высоком уровне, что отражено в использованном нами отчете В. Тобака. Однако, не совсем понятно, на основании каких разрешительных документов эти подводные работы выполнялись, как отбирались и кому передавались находки, а главное – почему потенциальные музейные экспонаты были вывезены из нашего региона и где они хранятся в настоящее время?

Говорят, что в Констанце, в музее ВМФ Румынии трагедии каравана Сулина – Очаков посвящен целый зал, на стене которого есть художественное панно с изображением гибнущих кораблей. До сих пор румынские моряки сравнивают подвиг своих земляков-торпедников, которые до последней минуты спасали экипаж тонущего транспорта, чуть ли не с гибелью крейсера «Варяг».

Нам, наверное, тоже необходимо достойно почтить память погибших установлением наземного и подводного мемориальных знаков, а также осветить данные события на специальном стенде, оформленном в Городском историко-краеведческом музее или в Музее Ильичевского морского торгового порта.

Игорь Сапожников, доктор исторических наук

Опубликовано в газете «Черноморский маяк», № 26 от 9 апреля и № 27 от 12 апреля

 

Отправить в FacebookОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom