Ильичевск: Андрей Буга и другие греки в нашем крае. Часть 1

Так арнауты-удальцы

В боях и мире молодцы!

Патриархальными семьями,

Странноприимно над водами,

На новой родине своей

Они живут вблизи полей!

Их рощи и сады тенисты,

Луга раздольные цветисты

Над ними ясны небеса,

Их дев заманчива краса

И очи дивные огнисты!

Иван Бороздна

После публикации в газете "Черноморский маяк" статей о Буговых хуторах и Александровской Свято-Успенской церкви, авторы решили больше узнать об их основателе в частности и об истории греков в нашем крае вообще, для чего провели поиски в специальной литературе и Одесском областном архиве. В итоге, мы написали биографию неординарного человека, в которой, как в капле воды, отразилась история целой ветви греческого народа, боровшейся за свободу своей Родины в Средиземном море и нашедшей приют на степном берегу моря Черного вблизи Одессы. Итак, знакомьтесь: Андрей Спиридонович Буга.

Родной город Андрея Буги - город Химары (ныне Албания). Родился он в 1744 году (возможно, во второй половине 1743 года) в городе Химара (Himarra) на берегу Ионического моря в юго-западной части нынешней Албании (округ и область Влёра). В ХVIII ст. в епархию Химары входили ещё 6 греческих сёл: Кипаро, Вуно, Дромадес, Паласса, Пилиори и Куветси (всего 12 тысяч жителей). Община химариотов, славящаяся меткими стрелками, имела в Османской империи ряд привилегий, в частности, фиксированный налог и право мужчин носить оружие. Эта часть греков вместе с «арванитами» – православными албанцами Греции – составляла основу так называемых «арнаутских отрядов» Османской и «албанских» или «греческих» войск Российской империи. Большинство представителей этих групп на протяжении столетий отличались бесстрашием и патриотизмом.

Данные о «греческом периоде» жизни Андрея Буги содержат послужные списки военных Греческого батальона. Они были составлены с его слов в 1806 и 1809 годах и содержат ряд ошибок, которые мы постарались исправить. Наиболее раннее упоминание говорит о том, что в ходе первой русско-турецкой войны 1768-1774 годов он прибыл из «отчизны своей Албании города Хамара» прямо на базу российского флота в Средиземном море порт Ауза (о. Порос), доставив туда набранных и вооруженных им за свой счет 30 «албанцев». Эта группа вошла в отряд Константина Чапони, приписанный к кораблю «Три иерарха» после его прибытия на базу 16 февраля 1773 года.

Исходя из даты присвоения Андрею Буге звания прапорщика, 10 августа 1772 года, можно заключить, что в Аузе он появился незадолго до этого. Сам факт получения им на Российском флоте сразу же первого офицерского звания говорит о том, что до этого А.С. Буга служил у турков, скорее всего, на флоте, так как при переходе на русскую службу иностранцев брали с потерей одного чина. Что касается судна, то это был трехмачтовый, 66-ти пушечный линейный корабль – флагман всего Средиземноморского флота, ходивший под флагом начальника Архипелагской экспедиции, графа Андрея  Орлова.

Далее сообщается, что А.С. Буга «продолжал [службу] сначала и до кончины оной войны, быв в неустрашимых подвигах и сражениях…», но названо только два из них – при крепостях Будрум (Бодрум) и Станчио в июле-августе 1773 года. «Албанские» десантные отряды особенно отличились в первой операции, в ходе которой было захвачено три судна, уничтожены лавки, магазины, пять мельниц с хлебом, а также один фрегат и убито до 300 турок. Всего же в Средиземном море на стороне российского флота сражалось тогда до 20 тысяыч «албанских добровольцев», которые, по свидетельствам офицеров, были лучшими воинами (моряками и солдатами), чем греки.

После этого в биографии Андрея Спиридоновича Буги следует перерыв в 15 лет, при этом не известно даже, где он находился до начала российско-турецкой войны 1787-1791 годов – в Греции или в России. Последняя создала в ходе этой войны в Средиземном море две корсарские (крейсерские) флотилии, официально именовавшиеся «Российскими императорскими в Архипелаге». Первая из них под руководством мальтийского пирата, подполковника Гульельмо Лоренца базировалась в Сиракузах на о.Сицилии. Вторую организовал в Триесте греческий пират и майор русской армии Ламбро Качиони.

В 1788 году А. С. Буга навербовал и привел в подчинение контр-адмирала С. С. Гиббса 108 албанцев. Эту группу причислили к формирующейся тогда первой флотилии. Уже 28 октября 1788 года прапорщику А.С. Буге сразу же присвоили звание капитана, что происходило редко и «за особые заслуги».

По данным тех же послужных списков, позже А. Буга участвовал в двух морских сражениях: 23-25 июля 1789 года в проливе Тино у о. Сиро с 14 турецкими судами (тремя линейными 66-пушечными кораблями, пятью 66-пушечными карлыгачами и 2 полугалерами), которые после перестрелки покинули район боя; в 1790 году в морском сражении в пригороде Ризо (крепости Кастель-Россо), продолжавшемся 7 часов, когда удалось захватить 40-пушечную турецкую шебеку с 70 членами команды. В 1791 году, по ордеру российского агента в Вене генерал-майора В. С. Томара, он был отправлен в Албанию, откуда продолжил «поставлять» албанцев для российской эскадры, навербовав еще 150 человек «знатных воинов и поступил с оными под команду господина полковника [тогда подполковника] и кавалера Ламбро Качиони».

После окончания войны А. С. Буга переехал в Россию вместе со своими братьями в 1792 или 1793 году. В 1794 году был зачислен в Одесский греческий дивизион командиром 2-й роты. Уже 17 ноября следующего А. С. Буга стал майором. После расформирования дивизиона 20 мая 1797 года, он служил в одном из трех морских батальонов Гребного флота на Черном море.

Можно довольно уверенно заключить, что с 1794 года Андрей Буга обосновался в Хаджибее (Одессе) и стал в нем влиятельной особой. Так, в 1800 году его пригласили на празднование Рождества Христова 7 января в городском Магистрате вместе с неаполитанским консулом, начальником таможни и другими лицами, а также греческими офицерами – майором Бицили, капитан-лейтенантом флота Егором Метаксой, капитаном Вангели, поручиками Андреем Трано и Яни Ангелаки, служившими в Одесском дивизионе и на кораблях Черноморского Гребного флота. Как одессит, он, 28 ноября 1804 года, вместе со своим братом – прапорщиком Павлом Бугой – получил земельный участок (по 25 десятин каждый) на землях градоначальства между «урочищем Татарка и Сухим лиманом». Кроме того, у него была недвижимость в самом городе – по крайней мере один крупный доходный дом на улице Ришельевской в начале 1820-х годов.

Войну 1806-1812 годов наш герой встретил там же, так как с 1 апреля 1804 года служил в Одесском греческом пехотном батальоне, из которого в 1807 году был откомандирован в формирующийся Волонтерский конно-казачий полк. В его составе майор А.С. Буга участвовал в сражении на левом берегу оз. Китай в ауле Курманкиой (ныне село Фурмановка Килийского р-на) 29 января и под Измаилом 17 марта 1807 года. Первая битва, в которой приняли участие до 3000 турецких войск, подробно описана в записках графа А.Ф. Ланжерона, но в них этот казачий полк не упомянут. Более того, военачальник раскритиковал идею герцога Э.О. де Ришелье создать волонтерные полки, которые увеличили беспорядки и грабительства в Бессарабии. По его словам, «вооружение этих волонтеров было еще ужаснее, чем личный состав: некоторым были даны турецкие ружья, другим выдали ружья разных калибров и систем, набранных из арсеналов Одессы и Херсона, прочие же были вооружены пистолетами, заржавленными саблями, пиками и алебардами. Люди эти напоминали мне отвратительную народную толпу в Париже в начале революции».

Что касается греческих пехотных батальонов, то о них А.Ф. Ланжерон сказал: «Я нашел в Килии много небольших турецких лодок, которые вооружил 3-фунтовыми пушками и фальконетами и придал их греческим батальонам, которые принесли мне много пользы».

В одной из работ, посвященных барону и генерал-лейтенанту А.П. Зассу (1753–1815 гг.) помещен эпизод из описываемой войны, когда 17 марта 1807 года 5000 турок вышли из осажденного Измаила и напали на его отряд. В этой битве, длившейся около 8 часов, особенно отличилась артиллерийская батарея, которой командовал «израненный греческий корсар. Волонтер этот отлично действовал вверенными ему двумя пушками и являл при этом примеры величайшего бесстрашия… так, что солдаты пехотного полка, бывшего в прикрытии его орудий, просили выдать ему в награду третью часть своего жалования».

В послужном списке А. С. Буги 1809 года есть упоминание о его участии в тот же день в отражении нападения турок на российскую батарею под Измаилом, что дает нам основание допустить – греческим корсаром был он или кто-то из его сослуживцев.

По данным Т. Ю. Теохариди, в 1807 году Одесский батальон находился в крепости Килия на флотилии из пяти военных карлыгачей и принимал участие в штурме Измаила. С 1810 по 1812 годы чины батальона в составе Дунайской флотилии были при Галаце, содержа брандвахтенные посты, прикрывавшие Килийское гирло Дуная, а в свое село Александровку 76 военнослужащих вернулись только 11 июня 1814 года. Некоторые из них были награждены: «за отличие арнаутских капитанов Дивари и Верготи и прапорщиков Скордили, Георгиев, Арфано и Стаматаки в действиях флотилии на Дунайских водах в 1807 г. пожалованы – первые два из них бриллиантовыми перстнями, а последние – переведены в следующие чины».

Но вернемся к А.С. Буге, который в 1810 году вышел в отставку «подполковником с ношением мундира и с производством в пенсион половины получаемого им жалования», будучи участником 12 крупных кампаний и имея выслугу (военный стаж) до 40 лет. 

Заметим, что на протяжении российского периода жизни он был человеком обеспеченным, получая только жалования в 1795-1797 годах – 150, а в 1804-1810 годах – 530 рублей в год. Еще в 1801 году Андрей Буга венчался в Успенской церкви села Беляевка с Анной, дочерью полковника Мануйла Попандопулова, но детей у них не было, возможно, из-за уже солидного возраста мужа. В 1811 году он числился в запасе как «майор роты вакантной».

Игорь Сапожников, доктор исторических наук, Сергей Аргатюк, краевед

Продолжение следует.

Опубликовано в газете "Черноморский маяк" № 9, 10

Отправить в FacebookОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom